Ваш регион: Санкт-Петербург 20:23 Мск 09.12.2016
Информационно-аналитический сервис
строительного сообщества
Публикации
02.03.2016

Проблематика городских исследований в сфере урбанистики

Что такое урбанистика

Урбанистика сегодня представляет собой не столько оформившуюся дисциплину, сколько область дискуссий и новых разработок. На какую принципиальную "новизну" может претендовать урбанистика? На наш взгляд, ответ на этот вопрос дан А. Высоковским [Высоковский, 2012]: "По сути речь идет об управлении пространственным развитием".

В видеоролике о Высшей школе Урбанистики [1] А. Высоковский подчеркивает, что урбанистика - это не элемент архитектурной профессии: "Принять решение, которое не ухудшило бы ситуацию - это довольно сложная вещь. Это связано с тем, что теоретические основания не развиты. Они все время заимствуются из соседних дисциплин, но они не достаточны...".

Что такое "управление"

Я работаю в рамках системно-мыследеятельностного подхода (СМД-подхода) и опираюсь на построенное в нем понятие управления. Функция управления определяется по отношению к ситуации "общественного разделения труда", которая возникла в ХХ веке. Новая ситуация характеризуется ростом специализации во всех сферах деятельности и тем, что изменения ("прогресс") становятся фоном функционирования любых организованностей. Позиция управления - это не аппаратное место, это особый тип мышления, которое способно собрать "целое" и осуществить целеполагание по отношению к "целому". Без этой функции управления в современной ситуации невозможно нормальное функционирование и воспроизводство общественных, производственных и других организованностей [Рац и др., 1995, с.5].

С позиции СМД-подхода дается ответ и на вопрос, озвученный А. Высоковским: "как принять решение, которое не ухудшило бы ситуацию?". Ответ на вопрос содержится в понятии "управление развитием". Это такое управление, которое обеспечивает обновление системы при условии ее нормального функционирования и воспроизводства [там же, с.6].

Большинство властных решений в постперестроечный период не соответствовало критериям "управления развитием", т.к. реформы сопровождались разрушением механизмов функционирования и воспроизводства. С позиции СМД-подхода, проблемы развития в России связаны с отсутствием управленческой мыследеятельности. Вместо управления осуществляется "власть" - принципиально другой тип деятельности, в котором место формируемых мышлением целей заменяют либо идеологические установки, либо "хотелки". Власть лишена рефлексивно-мыслительной составляющей. Место мышления во власти занимают умозаключения по прототипам ("менталитет") [Рац, Котельников, 2014, с.174]. Вместо постановки целей управления развитием осуществляются властные попытки перенести образцы, которые имеют отношение к принципиально другим общественным объектам.

С позиции СМД-подхода решение проблемы развития начинается с развития мышления. Только наличие четкой схемы управленческого целого позволяет поставить управленческую цель, которая будет иметь организующие свойства "мишени" (target), когда все управленческие усилия сосредоточиваются в одном направлении.

Социология сегодня выделяет в структуре общества социетальный, институциональный, менеджериальный и технический уровни управления [Тихонов, 2010, с.209]. Социетальный уровень общества впервые зафиксировал Т. Парсонс [Парсонс, 1965, с.28]. Это высший уровень рассмотрения общества как целого, его функций, структуры и процессов. На каждом уровне структуры общества востребован свой тип управления, которому соответствует свой объект управления. Эта иерархия структур применима и для города. Технический уровень управления - это уровень разных элементов городского хозяйства, менеджериальный - уровень соорганизации подсистем (транспортной, инженерной, социальной), институциональный - это городские муниципальные и общественные институты, администрация, "ветви власти". Управленец "технического уровня" инспектирует дворы и проверяет готовность к зиме. Управленец "социетального уровня" управляет городскими социальными процессами. У них разные объекты управления, хотя и один реальный город в неких административных границах. Городу необходимы все уровни управления. Но глава города должен быть управленцем социетального уровня. Поэтому, когда на выборах мэра кандидат позиционирует себя как "крепкий хозяйственник", это означает, что он не видит вышележащих уровней управления. Когда хозяйственник занимает позицию управления всем городом, он не может обеспечить решение задач даже менеджериального уровня, не говоря уже про институциональный и социетальный.

Вернемся к вопросу о новизне. На наш взгляд, в России урбанистика, как область новых исследований и разработок, должна позиционироваться именно по отношению к высшему, социетальному уровню управления. Разумеется, менеджериальный и институциональный уровни также нуждаются в квалифицированных управленцах и в компетентных управленческих решениях. Но на наш взгляд, для этих уровней знания и технологии уже разработаны. Нужно внедрение и воспроизводство. Это тоже долгий и трудный процесс, связанный с инерцией "социальной материи", которой заполнены институты управления, планирования и образования, упорно воспроизводящие прошлое. Но областью действительно новых научных исследований и разработок, областью, еще не обеспеченной знаниями и технологиями, является социетальный уровень управления.

Город как объект исследования. Проблема объекта

На наш взгляд, городские урбанистические исследования должны обеспечить управленца знанием социетального уровня. Но при постановке этой задачи сразу возникает проблема объекта исследования. Для задач технического и менеджериального уровней управления могут исследоваться различные эмпирические объекты (городские и локальные социальные группы, инфраструктуры и пр.). На социетальном уровне для того, чтобы исследовать город, как целое, нужен идеальный объект.

Метафорически проблема построения идеального объекта описана в даосской притче "Рыба и Океан". Рыба плывет и спрашивает всех, кто ей встречается, что же такое Океан. Ей отвечают, "разводя плавниками": вот он, Океан, он тебя окружает, он пронизывает тебя [Даосские притчи, 1992, с.58]. Сколько бы рыба ни плавала, она не исчерпает всего многообразия и не сложит из него "океан". Пребывание "внутри" не обеспечивает знание о целом. Город, как и океан, представляет собой вместилище неисчерпаемого и постоянно увеличивающегося и изменяющегося множества различных вещей и явлений. Знание "города" и знание "о городе" - это разные типы знания.

Когда предметом исследования становятся отдельные единичные городские явления ("вещи", по сути), идеальный объект не нужен, т.к. предмет, на первый взгляд, "дан" исследователю в его "оптике". Но инструментарий "микрооптики" - социологии повседневности, микросоциологии - не позволяет выйти на идеальный объект. Этот факт не отрицают сами социологи: "Если мы за всю историю нашей дисциплины так и не смогли собрать город из людей и зданий, ресурсов и инфраструктуры, практик и функций, почему мы решили, что сможем собрать его из метафор и образов? [Вахштайн, 2014б, с.20].

Отсутствие методологического аппарата, который позволил бы осуществить рефлексивно-мыслительный охват города, приводит к поиску различных эмпирических элементов, из которых все-таки можно было бы составить "целое". "Парк, в частности, впервые обосновал ключевую роль в функционировании американского городского сообщества "соседства" - небольшого района, жителей которого объединяют социальные, религиозные, культурные, а зачастую и этнические связи, с выборными органами низового самоуправления.

Сегодня большинство тех, кто занимается городским развитием, исходят из того, что именно соседство является основной "социальной молекулой" города" [Высоковский, 2012].

На наш взгляд, ключевое слово в этом фрагменте - это слово "американского". Разумеется, если в городе есть такие соседства, если работают все общественные институты, то не нужно решать проблему выхода на социетальный уровень управления. Достаточно на техническом и менеджериальном уровне взаимодействовать с сообществами, определяя вместе с ними, в чем же состоит их "благо".

Но российские города невозможно структурировать в соответствии с этими "социальными молекулами". Разумеется, социумы городов структурированы на эмпирическом уровне, но это "негативная" структуризация. Жители города ответят исследователю, где у них формируется этническое гетто ("культурно-религиозное" соседство). Сообщат, куда вечером лучше не ходить. Расскажут про "низовое местное самоуправление" в цыганских городских слободах. Укажут на свой район богатых ("долина нищих", "страна дураков", "наша рублевка") и на пролетарские жилые муравейники.

Таким образом, на эмпирическом уровне можно выделить негативные аспекты структурирования, которым городское управление должно противостоять.

По нашему мнению, оно должно противостоять не только возникновению массивов "доступного" жилья для малоимущих или этнических гетто, но и появлению гейт-комьюнити ("сообщество за забором") для богатых. Иными словами, управление должно как раз противостоять формированию "соседств" в его сегодняшней российской специфике, которые являются отражением процессов феодализации городского пространства. Но кроме целей "сопротивления", управленец должен ставить и позитивные цели содействия социальным процессам. Следовательно, ему нужно знание о позитивном структурировании социума.

Хотя этого знания, по признанию самих социологов, они произвести не могут: "Любое общество структурировано. Но как наше - непонятно... Поскольку в настоящее время окончательно не сформировались ни сословная, ни классовая структура, для живущих в России людей характерна всеобщая аномия. В актуальной реальности нет групп, с которыми люди могут себя однозначно идентифицировать. Они не могут определить себя ни как богатых или бедных, не говоря уже о принадлежности к среднему классу, ни как членов сословного общества" [Кордонский, 2008, с. 40].

Следовательно, нет оснований для групповой самоидентификации, т.е. для того, чтобы достаточное количество людей признали свою принадлежность к какой-либо социальной общности и рационально действовали согласно ее нормам. Речь, разумеется, идет о позитивных сообществах, а не о подростковых бандах "на раёне" или этнических анклавах, у которых нет проблем с самоидентификацией. А значит, сегодня в российских городах невозможно структурировать социум на "социальные молекулы", с помощью которых можно было бы осуществить управленческое целеполагание.

Не позволяет собрать город в идеальный объект и противоположный подход, который в социологии носит название "макросоциологии" и базируется на сборе и обработке социальной статистики. Многочисленные эмпирические исследования множат "статистику мнений с весьма произвольной последующей интерпретацией", но не приводят к построению теории [Тихонов, 2010, с.214]. "Статус "существования" приписывается результатам статистической обработки первичной информации. Статистические группы (факторы, кластеры и проч.) повисают в предметном пространстве, заполненном спекулятивными сущностями. В результате - содержательно пустое, но многозначительное единство математических и философских спекуляций" [Кордонский, 2008, с.37].

В советское время статистика мнений была призвана фиксировать неуклонное приближение к коммунизму. Объективным показателем этого приближения являлся рост удовлетворенности нормативно заданным набором потребностей статистической абстракции - "советского человека". Результаты "удовлетворенности" по утвержденному набору показателей учитывались в централизованном планировании. Статистика была идеологизирована и решала идеологические задачи, которые в советском обществе совпадали с задачами управления.

Сегодня же подход статистики мнений для определения целей городского развития оказывается бесполезным. В основе "мнений" лежат представления горожан о западном уровне комфорта городской жизни, реализовать которые у российских городов просто нет ресурсов.

Исследование мегаполиса как целого - это исследование массовых социальных процессов

Выход на социетальный уровень управления предполагает работу с социальными процессами как с массовыми. Как фиксируются массовые процессы? Сегодня управленец фиксирует их негативно, как некую "стихию". Городские управленцы взаимодействует со стейкхолдерами, с сообществами, с активными горожанами, используют различные процедуры учета интересов. Подход партиципации сегодня является элементом управленческой моды. Но тем не менее, самые существенные изменения в городе происходят в результате действия неуправляемой "стихии". Массовые процессы - это процессы, которые складываются не в результате рационального принятия решений счетным количеством стейкхолдеров. Это процессы, которые формируются в результате того, что массы людей следуют общему имманентному вектору в своем поведении. Так, в начале Перестройки массовый процесс возврата к доиндустриальным способам самозанятости (челночничество, приусадебное натуральное хозяйство) стал массовой стратегией выживания социума. Люди массово, не сговариваясь, реализовали один и тот же тип поведения, независимо от того, как они были стратифицированы в советском обществе, независимо от того, были они инженерами или рабочими, физиками или лириками. Массовыми являются демографические и миграционные процессы: несмотря на программы предотвращения исхода населения из малых городов в мегаполисы, этот процесс идет. Несмотря на попытки регулировать нежелательную миграцию из стран Ближнего зарубежья, этот процесс усиливается с каждым годом. Несмотря на все усилия по децентрализации и попытки создания рабочих мест в пригородах, ежедневная маятниковая миграция в мегаполисы с каждым годом увеличивается. Проблема управления массовыми процессами состоит в том, что в них невозможно выделить "стейкхолдеров", с которыми можно было бы сесть за стол переговоров и договориться.

Человеку, который реализует имманентно присущий ему вектор поведения, и, тем самым, является "каплей" в потоке массового процесса, не нужно рационализировать свой выбор. Рационализацию должен осуществить управленец.

Нами была проделана такая рационализация массовых процессов для целей управления градостроительными изменениями. Принцип состоит в определении базовых для данного города идеальных типов жизнедеятельности (метод конструирования идеальных типов описан М. Вебером [Вебер, 2008, с.100]). Был разработан понятийный и исследовательский аппарат для определения типов жизнедеятельности, в соответствии с которым структурируется социум того или иного конкретного города. Социальная структура города, которая структурирована по типам жизнедеятельности, - это долговременная объективная характеристика городского социума, и, следовательно, может лечь в социальное обоснование как краткосрочных, так и долгосрочных проектных решений генплана или стратегии, в отличие от субъективных и ситуативных "мнений". Проектные решения при этом начинают опираться не на абстрактные образцы "лучшей практики", а на реальную социальную структуру этого города. Предложенная нами технология позволяет связать тип жизнедеятельности с параметрами рынка труда и параметрами застройки. Оказывается, что представитель того или иного типа в качестве благоприятных условий жизнедеятельности фиксирует разные требования к качеству рынка труда, застройки и к другим проектируемым в генплане элементам. Таким образом, эта конструкция позволяет действительно зафиксировать различные качества городской среды не в форме разных "количеств", как это делается сегодня в генпланах. Разный тип жизнедеятельности требует своего качества среды - своих благоприятных условий жизнедеятельности.

Эта схематизация позволяет средствами территориального планирования выйти в управление массовыми социальными процессами, которые связаны с градостроительными изменениями. Управленец начинает, например, понимать, что все решения, которые он принимает, обеспечивают благоприятные условия жизнедеятельности только для типа, который мы обозначили как тип первичной индустриализации (неквалифицированные мигранты). Он может ставить управленческие цели на изменение доли представителей того или иного типа жизнедеятельности в его городе и связывать любое градостроительное решение с социальной динамикой, значимой в аспекте градостроительства. Для дефицитных городских бюджетов немаловажно, что конструкция типов жизнедеятельности позволяет определить необходимый минимум качеств среды, которые составляют набор условий того или иного типа жизнедеятельности, в отличие от "мнений", которые, как уже было отмечено, ориентируются на качество городской среды западных городов. Таким образом, эта схематизация позволяет уйти от подмены целей утопическими благими намерениями "повышения качества городской среды", "создания комфортной городской среды". Необходимое качество и уровень комфорта люди создадут сами - в процессах жизнедеятельности. Задача управленца - обеспечить условия реализации позитивных для города типов жизнедеятельности, и минимизировать возможность процветания негативных. Схематизация социума города по типам жизнедеятельности позволяет не декларативно, а практически реализовать такие принципы Градостроительного Кодекса РФ, как принцип учета интересов, т.к. появляются критерии градостроительных интересов, связанные с условиями жизнедеятельности, основания для выбора приоритетов и многое другое. Эта конструкция позволяет решить проблему баланса интересов. Очевидно, что попытка буквально реализовать принцип учета интересов абсурдна, т.к. интересы разных групп находятся в конфликте и противоречии друг с другом. Город - это плацдарм борьбы и конкуренции разных интересов.

Идеальные типы - это надэмпирический уровень описания социума. Но сквозь призму этого описания начинает осмысливаться конкретика на эмпирическом уровне. Эмпирические факты, связанные с городскими изменениями, получают свое теоретическое объяснение.

Как решить проблему построения объекта городского исследования для социетального уровня управления

СМД-методология различает натуралистический и деятельностный подходы. Натуралистический подход состоит в том, что "исследователь...исходит из того, что ему уже дан объект его рассмотрения, что он сам как исследователь противостоит этому объекту и применяет к нему определенный набор исследовательских процедур и операций, которые и дают ему, исследователю, знания об объекте. ...Деятельностный подход исходит ...из самих систем деятельности и мышления, из тех средств и методов..., тех онтологических схем и представлений, которые составляют структуру мыследеятельности и задают основные формы ее организации" [Щедровицкий, 1995, с.145].

В рамках натуралистического подхода невозможно "собрать" идеальный объект. Дело не "в онтологической сложности самого объекта "город", не в "нашей неспособности втиснуть город в прокрустово ложе одного конкретного языка", не в "конститутивной особенности города как такового" [Вахштайн, 2014а, с.6]. Проблема в том, что исследователи, работающие в натуралистическом подходе, пытаются собрать объект "город" в предположении, что он существует "как таковой". СМД-подход предлагает "осуществить переориентацию и поставить вопрос иначе: не что есть "город", а как мы мыслим и представляем его, как мы действуем, вторгаясь в его пределы в той или иной роли, как следует мыслить и понимать город" [Щедровицкий П.Г., 2005, с.29].

Урбанистика как теоретическая основа адхократии

Таким образом, СМД-методология смещает акцент с вопроса "что такое город?", "какова схема идеального объекта "город"? на вопрос: "какая схема обеспечит рефлексивно-мыслительный охват города, как данного конкретного социетального объекта управления?" Методологический ответ на вопрос об объекте управления "город" в корне отличается от философского способа построения онтологических картин и от того, что может предложить подход моделирования.

Городскому руководителю для принятия управленческих решений нужно не только теоретическое знание о городе "вообще" или о том, какие бывают модели городов. Ему нужна теория "его" объекта управления, которая позволяет в мышлении схватить все неисчерпаемое эмпирическое многообразие. Управление этого типа, которое базируется на теории ad hoc (для данного случая), получило название "адхократия". Именно в переходе к адхократическим формам управления многие эксперты видят решение большинства общественных проблем [Красникова, 2003]. Нам представляется, что урбанистика, как деятельность по созданию теоретических оснований принятия управленческих решений, должна быть нацелена на обеспечение адхократического типа управления городом. На наш взгляд, это возможно только в том случае, если урбанистика возьмет в свой арсенал средства СМД-методологии. Именно СМД-методология с момента своего возникновения занималась созданием методов распредмечивания (очистки сознания от "оптик" и шаблонов) и противоположных методов объективации и онтологизации - построения идеальных объектов и онтологий для деятельности управления и планирования.

Таким образом, на наш взгляд, урбанистика в ее российской модификации и городские исследования, как способ производства управленческого знания о российском городе, должны базироваться на СМД-методологии. Образование в области урбанистики также должно включать весомую методологическую компоненту. В противном случае урбанистика в России так и не оформится в новую практику. Она останется в аморфном состоянии "облака смыслов", где будут под новым названием воспроизводиться устаревшие подходы управления, проектирования и образования.

[1] См. видеоролик о Высшей школе Урбанистики http://urban.hse.ru/

Прилагаемые материалы
  0
  6102
Темы
Актуально
Ремонтируем кожаную мебель своими руками
02.12 Ремонтируем кожаную мебель своими руками
Советы по реставрации кожаной мебели, которые избавят вас от необходимости в новых покупках и при этом восстановят предметы обихода.
 
  3127
Декоративная штукатурка - яркая одежда вашего дома
02.12 Декоративная штукатурка - яркая одежда вашего дома
Разнообразие фактур, палитр и оттенков дарит вашему жилищу такой отделочный материал, как декоративная штукатурка.
 
  2602